markГерман Арутюнов

официальный сайт писателя

Вещи из бабушкиного сундука

4.В 17 веке бабушкин сундук мог быть похож на теремВоспоминания из детства светят нам потом всю жизнь. Художник Юрий Сергеев хорошо помнит, как мать часто показывала одну шаль бабушки, редкую, очень дорогую, бережно хранимую, осторожно извлекала эту шаль из старинного сундука. Удивительным казался и сам этот сундук - в нем и мыши с молью и червячки никогда не заводились, и вещи были как новые…Каждую можно было часами рассматривать, столько на ней было всяких интересных деталей и украшений…

Сундук сам по себе не просто деревянный ящик. Это магический символ бытия, благосостояния, благополучия, мира и покоя, передаваемых из поколения в поколение. По форме похожий на древнеегипетский саркофаг, в котором было, как в матрешке, несколько копий, одна в другой, в середине скрывавших мумию фараона, он и по смыслу был хранилищем самых заветных ценностей. В каждой гробнице помимо саркофагов были украшенные оберегами и заклинаниями сундуки с загадочными амулетами и дорогими предметами культа и быта.

У древних греков и иудеев сундук также считался вместилищем тайн, открываемых только посвященным, как, например, сундуки в обрядах в честь Диониса или Деметры или ковчег, в котором хранились скрижали Завета иудеев. В Китае в сундуках хранились самые священные реликвии или предметы, хранящие дух предков.

Сундук стоял практически и в каждом русском доме и являлся своеобразным хранителем домашнего уклада, семейного быта и уюта. Ещё В.И. Даль (1801-1872) в своём «Толковом словаре живого великорусского языка» писал, что «сундуки и коробьи - коренная русская утварь».

Вот и здесь тоже преемственность: жемчуговый кокошник-шишак, который бабушка показывает внучке, он передавался по наследству, ему лет двести или больше, так что его носила бабушка этой бабушки, а, может быть, и бабушка той бабушки. Он украшен еловыми, сосновыми и кедровыми шишками (символ силы каждого дерева), которые опутаны нитками с жемчугом.

Это же надо изобрести такое, да еще придумать удивительный орнамент… И в то же время этот кокошник, передающийся из поколения в поколение, уже оброс легендами, стал почти волшебным, как былинные скатерть-самобранка, ковер-самолет или сапоги-скороходы. Так же как шапку-невидимку надеваешь и становишься невидимой, так и кокошник-шишак надеваешь и становишься…царевной-лебедушкой.

И еще одно чудесное свойство бабушкиного сундука с нарядами – что оттуда ни вытащишь, тут же вспоминается какая-то связанная с этой вещью история. Прямо сундук сказок и легенд, история целого рода.

Например, такая...

«Мне моя маменька, - рассказывает бабушка внучке, - отдала этот кокошник со словами: «Шишки-то на нем волшебные. Если тебе приглянется парень, на посиделки надень его, и парень тебя сразу полюбит, у него откроются на тебя глаза». В этом кокошнике я и вышла к венцу. И, когда он меня впервые в нем увидел, я ему еще больше полюбилась. А потом мы прожили вместе всю жизнь».

Внучка удивляется: «Ой, правда, бабушка? И даже я, такая конопатая, буду красавицей?»

«Оденешь, - говорит бабушка, - и будешь. Самое обычное женское лицо может быть и совсем незаметным, а вдруг преобразится, так что все рот откроют. Это зависит от того, есть в женщине достоинство или нет. Достоинство, понимание своей цены, и делает русскую женщину красавицей. А кокошник ей в этом помогает. И вообще женское достоинство – это целая премудрость.»

Много о достоинстве еще рассказывает в этот вечер бабушка. О том, как молоденькие девчонки сейчас стремятся показать себя и выходят на люди, накрашенные как снеговики на святках, о том, как мало в них женственного, как мало женского достоинства, так что никакой русской красавицы в них не увидать.

«А любую из вас, - говорит бабушка внучкам, - одень в красивый русский сарафан, в кокошник, прямо Василиса Прекрасная…Потому что украшали себя женщины не вещами, а знаками достоинства. И эти знаки выстраивались на женщине в ряд или даже в круг… Они подчеркивали достоинство, окружали его ореолом. Еще вчера это была девчонка с голыми пятками, а тут вдруг все увидели у ней и лебединую линию шеи, и точеный подбородок, и чистый высокий, почти царственный, лоб… Может быть, искусство обряда одевания в том и состоит, чтобы в женщине выстроить достоинство?»

Бабушка права, раньше было так, а сейчас? Сейчас разве что на торжественным приемах женщины облачаются в длинные платья, подчеркивающие их достоинство…Между тем как в каждой женщине есть свое достоинство, и одна ситуация его проявляет и подчеркивает, а другая наоборот, сводит на нет…Почему и сказка «Золушка» с намеком – каждой женщине от замарашки до принцессы всего один шаг, каждая может быть одновременно и золушкой и принцессой. Надень на нее грязный фартук, мятое платье, запачкай ей лицо и руки – будет золушка. А умой, надень бальное платье и хрустальные туфельки – будет принцесса.

Выходит, что бабушка достает из сундука не просто наряды, а знаки достоинства. И очень жаль, что эта мудрая традиция уходит в прошлое. Уже в шестидесятые годы XX века считалось модным отказываться от прошлого, выбрасывать старые вещи на помойку. А, кто надевал их, того поднимали на смех…Как поднимали на смех тех, кто затягивал старые народные песни…Все деревенское уже считалось отживающим, не годящимся для новой современной жизни…Это наша трагедия, что мы в 60-е годы отказались от своего национального богатства – своих традиций, обрядов, обычаев, своей одежды. Ценности, которые копились столетиями, мы разом отправили на свалку. Музейные работники, ездившие по деревням и собиравшие предметы крестьянского быта и одежду, удивлялись, как спокойно некоторые сельские жители отдавали им содержимое родовых сундуков вместе с самими сундуками…

Почему? Потому что громогласно провозглашалось, что все эти бабушкины сундуки и бабушкины наряды – это архаика, носить это стыдно, это хлам, от которого надо избавляться, на помойку его! И люди бросали в печки прялки, которым было по 200 лет, ткацкие станки, похожие на храмы, берестяные короба, в которых хлеб мог лежать неделями и не плесневеть, кузова, туеса и корзины, с которыми их бабушки ходили за грибами и за ягодами...

Да и сейчас, в молодежной среде престижность народного искусства почти нулевая, и те, кто что-то знает с детства, какую-нибудь песню или частушку, стесняется это исполнить. Надо быть такой, по-хорошему упертой, как наша современница, молодая певица Пелагея, чтобы не обращая внимание на общественное мнение, петь народные песни…А большинство стесняется.

Поэтому вот этим девочкам на картине важно поставить достоинство, чтобы ничто им потом не мешало гордиться своей русской народной культурой, этими же сарафанами и кокошниками. Именно бабушка должна им сказать: «Вы не знаете, какой красотой вы обладаете. Будут вам говорить, что все это – старая рухлядь, не обращайте внимание. Или говорите в ответ: это самое ценное, что есть у нас в жизни.»

Увы, тех бабушек, которые раньше были, сейчас практически уже почти и нет. Точнее, физически, как мамы мам или пап, они, конечно, есть, но для детей практически малодоступны. Сейчас, когда вокруг них целая индустрия развлечений (телевизор, театры, выставки, музеи, кино, экскурсии), им уже хочется пожить для себя, и на внуков и внучек остается мало времени. Не потому что они не хотят – сумасшедшая жизнь закручивает и за собой тянет. Остановить бы эту гонку…

Недавно Украина отключила Крым от электроэнергии, как говорят, «нет худа без добра», и бабушки «вспомнили», что у них есть внуки. Они стали с ними проводить свободные вечера, и оказалось, что это приятно и интересно для обеих сторон. Но кто отключит электроэнергию от всей страны, от всего земного шара? Чтобы бабушки всех стран и народов вспомнили о своем истинном предназначении, о том, что не родители, которые крутятся, как белки в колесе, а именно они должны передавать все духовно ценное, что накопили в жизни, своим внукам и внучкам. Ведь почти все творческие люди, в том числе и гении человечества, получили толчок к развитию своей фантазии именно от бабушек…

Да, наша национальная трагедия в том, что мы в массе своей не осознаем то ценное, что в нас есть. Не ценим его. Нам никто не говорил и не говорит, что смысл жизни – это продолжать линию своего рода, а значит надо изучать эту линию, копаться в прошлом. Нам никто не говорил и не говорит, что продолжать линию рода можно только будучи связанным с ней кровными узами: вещами, фотографиями, памятью. Нам никто не говорил и не говорит, что, храня старые вещи предков, мы через них держим эту связь, и тем самым из прошлого идет к нам подпитка, поток энергии, подсказки, что делать в этой жизни. И это бессмертие! И наоборот, обрубив все связи, мы становимся похожими на судно в море без руля и без ветрил, влекомое разными течениями неизвестно куда и для чего. Нам никто не говорил, что если не общаться с родственниками, можно просто потерять себя, то есть утратить то родовое начало, которое дарит нам наше предназначенье.

А законы бизнеса требуют обратного. Деньги нужно вкладывать в дело, значит общение с родственниками может вызвать расходы – этому надо помочь, тому, другому. Чтобы этого избежать, надо обрубать все родственные связи. То есть бизнес разделяет людей, обрубает все корни. И как растение без корней может засохнуть, так и человек без корней теряет энергию, род его истощается, становится «худым» и вскоре исчезает.

Так что такой вот родовой сундук с бабушкиными нарядами и старыми вещами – как бы это ни странно звучало, не только наше прошлое, но и наше будущее, потому что несет в себе, сохраняет энергию рода. Не хватает энергии, открыл такой сундук, достал расшитый рушник, подержал в руках. Полюбовался, вспомнил деда, маму, бабушку, спел какую-то мелодию из детства, и пошла энергия, подпитался от родового древа.

Потому бабушка этим девочкам и говорит: «Это не простой сундук, а волшебный … Вот вы живете самостоятельной жизнью, у каждой она будет своя, и вам всегда будет необходимо открывать этот сундук и прикасаться к…кокошнику, к сарафану, к бусам, к… роду. И пойдет энергия от ваших бабушек...»

Об этом же пишет в своем стихотворении Валентина Гурбаналиева:

«Открываю бабушкин сундук,

В ожиданьи сердце замирает,

На мгновенье, позабыв все вдруг,

Окунуться в прошлое желает.

Шаль с кистями, вышитый кисет,

Старая, с щербинками, шкатулка

Вмиг проносят нас сквозь толщу лет,

В прошлое свершается прогулка.

С фотографии тех давних лет

Смотрят мне в глаза родные лица,

В них вопрос: «Ну, как вы? Всем привет!»

Благодатный свет от них струится…»

В крохотном городке Каргополе Архангельской области на одном из фестивалей по народным промыслам, где шла речь, между прочим, и о родовых сундуках, я познакомился с местным писателем-краеведом Юрием Ивановичем Кимаевым. Мы подружились, так что потом, каждый раз, приезжая в Каргополь, я останавливался у него. Как-то за чаем мы вспомнили о домашних сундуках. Оказалось, и у Кимаевых есть такой сундук. Хозяйка Глафира Ивановна, срачала стесняясь, но потом все более охотно, бережно стала выкладывать на стол и на лавки его содержимое:

золотошвейный головной платок, изготовленный монахиней Успенского девичьего монастыря;

нарядный шерстяной красный платок с синими шелковыми полосками и кистями со всех сторон, купленный на ярмарке у купца более ста лет назад;

большой атласный плат с шёлковыми кистями;

расшитые полотенца для украшения икон;

праздничные утиральники с орнаментом;

вышитые подзоры для кровати;

льняная юбка, вытканная способом " камелёночка" в виде прямоугольничков, с рисунком, вышитым по подолу шерстяными нитками;

сплетённые дядей из бересты лапоточки, ношенные в детстве.

три именных тканых пояска с надписями. На одном из них выткана дата - 1874 год со словами:

«Дни веселы настают,

часы радостны текут,

нежно пташки воспевают,

текущие лета вещают.»

А на самом дне сундука в плетёной из сосновой дранки "коробушечке" покоилась самая большая драгоценность - жемчуговый кокошник с инициалами бабушки Александры Васильевны. Из 20 крупных зёрен жемчуга на челе собрано солнышко, самый мощный славянский оберег. Наушники выложены бисером и жемчугом. Цена такого кокошника в свое время была запредельная.

5.В таком сундуке хранилось приданое невесты

В этой же коробушечке в маленьком холщевом мешочке - семена льна: предки Кимаевых были не только хлеборобами, но и льноводами…

К сожалению, вместе с деревнями из нашей жизни уходят и сундуки. Виновата разрушающая нашу культуру западная легкая философия: где бизнес, там и Родина. Чтобы бизнес успешно развивался, человек должен легко менять привязанности, бросать прежнее, пусть и дорогое, и легко начинать новое, бросать дом, вещи, переезжать совсем в другой район, даже в другую страну, если там выгоднее жить. Отсюда и обрубание всего, что привязывает. Нам это не нужно, а оно проникает. И успешно - многие уже не привязаны к земле, они уехали из деревни, а в городе земля им не принадлежит. И из дома их могут выселить, если что-то будет строиться. Им просто дадут другую квартиру. А то что стирается память, кого это волнует?…Вместе со старыми вещами люди отказываются от памяти, от своего духовного начала. От того, что они сами продолжают, чьим являются продолжением.

Правда, эти отрицаемые нашим обществом духовные ценности не сдаются, сопротивляются. Деревянные сундуки не ушли в сказочное прошлое. Те, кто понимает, что мы можем потерять, не сидят, сложа руки. Сундуки сейчас стало модно оставлять среди современной мебели, даже делать их центром интерьера. Каприз ли это моды или интуитивное понимание, что первичные ценности должны быть в нашей жизни? Наверное, второе, потому, что мода это и есть интуиция.

Во всяком случае, в Москве на улице 1905 года недавно открылся антикварный магазин «Бабушкин сундук», а в Интернете появился целый сайт с таким же названием, где можно войти в эту тему, оценить ее, посмотреть, что было и что где есть, прикинуть, как вписать старинный сундук в современную городскую квартиру.

Будет такой сундук в квартире или в доме, и тогда что мешает все значительное и важное (не только вещи, но и мысли и чувства в книгах, письмах, записках) в него складывать? За всю жизнь накопится столько замечательного, что это действительно будет сундук чудес…И с каждым новым экспонатом этого домашнего волшебного ларца-музея в семье будет добавляться несколько хороших слов на эту тему, хороших мыслей, хороших чувств…