markГерман Арутюнов

официальный сайт писателя

Отзывы о книге "Войди в картину"

Мурманск, 18 ноября 2007 года.

С чувством огромной благодарности за присланную вашу книгу "ВОЙДИ в КАРТИНУ" обращаюсь я к вам в своём письме из Мурманска. Название - превосходное, призывающее. Входить в картину меня учил мой друг, известный архангельский художник Иван Семёнович Котов, которого нет с нами уже 17 лет и которому исполнилось бы в следующем году 85 лет. Многие известные художники не оставили после себя толкований созданных им картин, не раскрыли своих замыслов, истории рождения своих произведений, и поэтому, наверно, ещё не одно столетие искусствоведы и просто любители ИЗО будут всматриваться гадательно в образ немеркнующей Джоконды и в картины других художников. Вы же придумали продуктивный способ - вести дружески откровенный диалог со своим собеседником, постигая внутренний мир художника, его переживания, объясняя людям замыслы, помогая рассмотреть выразительность деталей, заинтересованно рассуждая по каждой из 48 представленных в книге репродукций с картин, приближая их к зрителю, к читателю, привлекая для сопоставления и более углублённого восприятия содержания картины литературные образы. Становится понятным, что художник-эрудит мастерски раскрывает в своём творчестве черты русского национального характера в прошлом и в настоящем времени, смысл таинственной обрядности, бытовой устроенности, праздничности, одухотворённости. Выделение в книге главных мыслей особым шрифтом побуждает возвращаться к ним снова и снова и лучше понимать философские, психологические, этнические, этические и эстетические достижения художника. Как человек, постоянно общающийся с пейзажистами и авторами жанровых картин, я, кажется, пресытился изобразительным искусством , которое мне кажется плоским и уже перестаёт волновать. Но ваша книга всколыхнула меня, и, прочитав главу "Полнолуние" в поезде на станции Сиг, я вдруг по-новому взглянул на мир и увидел, как блеснули закатные лучи осеннего солнца сквозь придорожные деревья, а от луны струился в о л ш е б н ы й Свет. Увидев сергеевскую тройку в "Февральскую метель", я мгновенно ощутил, как в моём мозгу зазвучали с детства запавшие пушкинские строчки: "Ветер выл с такой свирепой выразительностью, что казался одушевлённым". Правильно вами подмечено, что русский человек плохо себя знает. И чаще всего в наш суетный и не очень благожелательный век человеку просто не хочется задумываться над тем, что он плохо себя знает. "С меня хватит и того, что я знаю о себе", - выдаёт свою формулу задиристый спорщик, отметая всякие авторитеты и не желая со школьных лет погружаться в себя самого, чему не умеют у нас учить во многих образовательных звеньях, чего вы наблюдательно и точно подметили. Художнику посчастливилось обитать среди людей средней полосы, а мне приходится общаться с северными людьми. Где она теперь, северная русская душа? Замкнулась от бытовых неурядиц, "скукожилась", захирела от имноголетнего дискомфорта? Земли не пашутся, травы не косятся, изведено коневодство, овцеводство, свиноводство, птицеводство. Жизнь сегодняшней северной деревни пресна, без закваски, едва "шает" по нисходящей. Оскудело поле на Каргополье. Слава Богу, что хоть на картине художника Юрия Сергеева увидишь лихача с тройкой. Спасибо ему и вам за это! Может быть, закончится метель, и оживёт северная душа!? Только не разглядеть на репродукции отца с ухватом и упавшей в снег бабки, что описано вашим словом. Некоторым учителям я зачитывал ваше пожелание: хороший урок должен быть обрядом, путешествием назад по родовому дереву и в себя. Обещали поразмыслить, как методически это сделать и в какое время. Хорошо людьми воспринимаются по-человечески прочувствованные и вызывающие у людей воспоминания, подчас с грустинкой, картины и пояснительные тексты к ним "Просватанная невеста", "Свадебный поезд", "Покров день", "Ольгина мыза", "Весенний ветер", "Простая еда", "Старые письма", "Одиночество" с великолепной мыслью: "Чтобы общаться с Богом, нужно быть одному". Я теперь в квартире один и первые дни чувствовал себя неприкаянно. "Майские мечты" вызывают состояние весенней приподнятости. "Мысли о вечном" порождают желание присесть напротив мудреца, вступить с ним в диалог, проникнуть в царство мысли. Неотступно преследует вопрос для углубления в себя: "Если бы не было людей, думающих о вечном, кто бы напоминал тебе о нём?" Последующие репродукции и каждый из следующих диалогов-очерков направлены на то, чтобы люди становились лучше, добрее, светлее, возвышеннее. Что может быть благороднее этого? Университетские студенты с факультетов психологии и культуры оценили радугу чувств и силу слияния ЯН и ИНЬ, выраженные в репродукциях и диалогах "Весенний ветер","Рядом с богиней", "Курортный поцелуй". Благодаря Герману Арутюнову многие россияне впервые узнали о творчестве оригинального художника-современника Юрия Сергеева. В Каргополе активно действует частный музей пяти членов союза художников Шевелёвых. В нём и в зимнее время для приезжих студентов и школьников проводятся мастер-классы. Я передам в музей для чтения вашу книгу как своим друзьям. Книга намного бы выиграла, если бы репродукции были цветными. Удастся ли это осуществить во втором издании? Есть несколько уточнений при переиздании книги. На странице 68 в главе "Полнолуние" в первом абзаце сказано, что шурин с деверем засиделись у золовки. А золовка-это сестра мужа по отношению к его жене. Не сразу разберёшься. На странице 95 в главе "От источника" в конце первого абзаца во фразе" въезд Юлия Цезаря в Рим по возвращени-"я"- следует заменить последнюю букву. На странице 113 в последнем абзаце в первой строке после пяти слов пропущена буква "о": надо "о сиюминутном". На странице 118 в третьем абзаце сверху после слов "чтобы жёгся" нужно поставить запятую. На странице 131 в последнем абзаце во второй строке снизу слово " Бог" должно быть напечатано с заглавной буквы: "десницей самого Бога". На странице 147 в первом абзаце во второй строке верно сообщается, что праздник Нового года начинался 23 марта, а на странице 150 нет соответствия этому в четвёртом абзаце, где сообщается о прибытии людей к волхву к началу Нового года 28-29 февраля -1 марта. На странице 191 в подзаголовке во втором слове пропущена пятая буква- "О": надо " МИР ПЕРЕОДЕВАНИЙ" Поделюсь одним своим размышлением. 222 года назад олонецкий губернатор и выдающийся русский поэт Гаврила Романович Державин четыре дня в сентябре пробыл в Каргополе и включил в свою Подённую записку примечательные этнографические факты из жизни процветавшей тогда каргопольской территории. Три дня я потратил на то, чтобы в каждом доме по улице Державина оставить газету, напечатанную по моей просьбе прикованным к постели с детских лет Сергеем Беляевым. Удивительно, что за два с лишним века информация только попала к читателям, не подозревавшим даже, что район каргопольский относился ранее к Олонецкой губернии и что Г.Р.Державин четыре дня провёл в Каргополе и написал замечательный краеведческий очерк, указав, что к 17 каменным церквям в городе строятся ещё пять каменных. Теперь их осталось всего девять Встретившаяся с вами Елена Геннадьевна книгу и журналы увезла сначала в Архангельск, потому что спешила на работу, и лишь недавно, навестив родителей в выходной день, передала мне вашу посылку. Благодарю сердечно и за журналы, обеспечив ими библиотеки. Пусть скорее весь ваш тираж книги в 50 тысяч экземпляров дойдёт по назначению и порадует, восхитит читателей. Мне радостно за вас. В наши дни, когда человек опутан торгашеской психологией, вы со своей просветительской миссией нужны людям, и священник-духовник, ведущий народ к Спасу, считает вас своим ближайшим союзником по утверждению русских традиций, в единоборстве СИЛ ДОБРА с силами зла. В прекрасной мудрой главе "Старые письма" вами выделена особым шрифтом строчка: " А чистый лист бумаги непредсказуем и приглашает ТВОРИТЬ". Этими словами мне и хотелось бы закончить своё письмо, близкое к рецензии, и увидеть отсюда перед вами, Герман Рафаэлевич, ЧИСТЫЙ ЛИСТ БУМАГИ и пожелать от всей души дальнейших успехов в вашем ТВОРЧЕСТВЕ. Да пошлёт вам ГОСПОДЬ нового ПАРТНЁРА для диалога! Ко мне присоединяется всё моё семейство, где каждый для меня до сих пор по-своему загадочен. Просьба сообщить, в каких музеях находятся картины Юрия Сергеева.

Юрий Иванович Кимаев.

 

Сегодня случилось удивительное событие. Мне подарили недавно вышедшую из печати книгу Германа Арутюнова "Войди в картину". Герман - мой давний друг, но не в этом дело. Его рассуждения, полные знаний, мудрости и поэзии, повергли меня в состояние восторга. Вот! Умеем, не разучились же ещё писать так, чтобы книгу не просто хотелось бы читать - её хотелось бы пить, пить как воду из чудесного источника Жизни! Найдите эту книгу в магазине, и Вы не ошибётесь с выбором! Многое из того, что необходимо Вам, как писателям, мастерам языка и композиции, - взгляды, мнения, вхождение в образ, - отражено в ней, а это сейчас такая редкость... Удачи Вам! И новых находок! И пусть они будут похожи на мою, нынешнюю!

Феликс Эльдемуров, писатель и поэт, автор ряда книг и статей, посвященных исследованиям знаковых и символических систем и предсказательных практик, эксперт Ассоциации "Экология непознанного", почетный академик Международной Академии Энерго-Информационных Наук (МАЭИН), Москва

 

МИНИСТЕРСТВО КУЛЬТУРЫ СВЕРДЛОВСКОЙ ОБЛАСТИ ГОСУДАРСТВЕННОЕ ОБРАЗОВАТЕЛЬНОЕ УЧРЕЖДЕНИЕ СРЕДНЕГО ПРОФЕССИОНАЛЬНОГО ОБРАЗОВАНИЯ СВЕРДЛОВСКОЙ ОБЛАСТИ "Свердловское художественное училище им. И.Д. Шадра" 620151 г. Екатеринбург, ул. Малышева, 68 «А», «А1», «Е» Тел. (343) 371-65-20, факс (343) 371-36-03 E-mail: //kartina21.e-gloryon.com/cxymk@el.ru «8 декабря 2008 г .№ 263 Председателю Московского союза литераторов, Заслуженному работнику культуры РФ В.А. Соколову

Направляем Вам отзыв на книгу Германа Арутюнова «Войди в картину». В своей книге «Войди в картину», автор - Герман Арутюнов раскрывает три аспекта художественного творчества: образное восприятие действительности, собственное творчество и восприятие искусства. Красной нитью через всю книгу автор доносит до читателя главную мысль -генетическую связь прошлого и нашего настоящего. По мнению автора, «Картина - маленькое зеркальце России» Рассказывая в книге о Руси (главы «Русь деревянная», «Усадьба - воссозданный рай», «Великое в малом», «Допетровская Русь», «Русь обрядовая» и другие), автор раскрывает нравственные ценности русского народа: обряды, традиции, верования, ритуалы, приметы. Это то, из чего соткана сама жизнь, а точнее уклад жизни целого народа. Важным элементом данной книги является слоган: «образы-архетипы», употребляемый как в предметном ряду, так и в социальном. Очевидно и то, что, рассматривая и осваивая культуру через призму творчества художника Юрия Сергеева, автор книги Герман Арутюнов высказывает и свои самые сокровенные мысли. Делится с нами своей духовностью, своим позитивным отношением к жизни. Безусловно, эта книга должна найти своего читателя, готового воспринимать чувственный облик вещей и явлений, как выражение внутренней жизни народа, где мерой всему является человек, а средством - картина.

Директор В.В. Кисляковский

 

Если бы я был большим начальником и меня беспокоило духовное состояние граждан России, я бы издал эту книгу тиражом по меньшей мере 100 тысяч экземпляров, разослал по художественным галереям и продавал по недорогой цене. Миллионы людей ежегодно приходят в музеи и галереи, но только малая часть из них получает от картин то, что задумал и осуществил автор. Почему русской литературе учат со школы, а пониманию живописи - лишь иногда, да и то отдельные подвижники? А ведь живопись - не менее мощный фактор духовной жизни людей. Народ это чувствует, раз он, несмотря на все антидуховные усилия телевидения, все равно ходит на выставки и в художественные музеи, хотя и выносит оттуда мало. И не потому что не хочет, а потому что не умеет, не научен. Для меня было, ей Богу, большим счастьем прочитать книгу Германа Арутюнова "Войди в картину". Это замечательное учебное подспорье перед походом в музей. Прекрасный учебник для любого возраста. До сих пор, я не встречал ничего подобного и архинужного. Восприятию хорошего необходимо учить. Богатство любого народа не в запасах газа и нефти, а в его духовности. А живопись через подсознание открывает человеку в концентрированном виде целый мир для чувств, мыслей. Но в мир этот надо войти. И книга «Войди в картину» помогает это сделать. Иллюстрациями стали прекрасные картины Сергеева. Они не могут не волновать русского человека, пробуждая в нем что-то родное, теплое, необходимое для души, особенно сейчас в современном мире суеты и насаждаемой бездуховности. Размышления автора над картинами удивительно соответствуют замыслу художника. Написанная хорошим языком, она глубока по мыслям и несет большой материал для читателя. Прекрасное содружество художника и журналиста.

Владимир Таранов, кандидат физ-мат. наук, доцент Российского государственного университета им. И. Канта, г. Калининград

 

Давно не читал таких содержательных и поучительных книг. Эту книгу я бы рекомендовал во все школьные библиотеки. Чтобы у школьников появлялась цель в жизни. Потому что без цели нет движения вперед. Эта книга – о русском художнике Юрии Сергееве, который с любовью переносит на полотна то, что любит и хорошо знает, будь то свадьба или гадание, крещение или езда на тройках. И в то же время – о загадке русского человека, о наших традициях, обрядах, обычаях. Художнику хочется, чтобы зритель задумался: что есть Россия, что есть русский человек? Он хочет пробудить у зрителя родовую память. Он как бы сворачивает мысль в картину, а зритель уже по-своему развертывает мысль художника. Книга дает толчок этому развертыванию. Человеку нужен учитель и школа, потому что школа это мировоззрение. За спиной художника стоит школа высокого реализма, которую возрождает его учитель, создатель Академии живописи, ваяния и зодчества народный художник СССР Илья Сергеевич Глазунов. Много вопросов ставит автор книги Герман Арутюнов перед читателем, приглашая его к дискуссии. Картины и их описание автором будит в читателях чувство прекрасного, будоражит воспоминания, высекает искры света, напоминает о том, что уже скрыто временем. Через книгу в каждую картину художника можно войти и начать думать. Не только об искусстве, но и о себе - о своем прошлом, будущем, настоящем, о своем предназначении. Главы книги говорят сами за себя: «Русь деревенская», «Усадьба – воссозданный рай», «Русь обрядовая», «Великое – в малом» и так далее. Да и само название книги – «Войди в картину» - звучит настолько оригинально и завораживающе, что задаешься вопросом: «что это значит?», а за ним возникает и желание войти.

Альберт Каукин, Мастер по дереву, академик международной Академии творчества и развития нравственности, член Союза художников России, член Ассоциации творческих учителей России

 

Герман Арутюнов известен как автор эссе по эзотерике, аномальным явлениям, загадочным феноменам, а также как журналист, блестяще владеющий стилем. На этот pas автор разразился очень объёмной книгой... о художнике. Тема искусства близка Арутюнову, так как он не только журналист, но и искусствовед и тонкий ценитель прекрасного. В периодике часто мелькали его очерки о художниках, о живописи, о декоративно-прикладном искусстве и народном творчестве. Последнему он посвятил не один год жизни и обобщил свои находки и наблюдения в отдельно изданной книге. И вот теперь конкретный художник – Юрий Сергеев. Но новая книга - не просто разбор произведений и перечисление заслуг мастера. Как талантливый импровизатор, Арутюнов умеет взять мысль, тему, сюжет или название картины как повод для развития своих собственных мыслей, для интересного и глубокого, а иногда и парадоксального рассуждения. Этому его дару я удивлялся давно, как только познакомился с одним из его текстов, посвященных, казалось бы, частному событию. Оттолкнувшись от него, он развил целую философскую теорию, которая, помню, очаровала меня своим неожиданным поворотом мысли. То есть автор книги умеет сделать из частного факта нечто обощённо-значимое. Теперь вот он взял творчество художника Юрия Сергеева и уже от него выстраивает собственную концепцию. Она может быть полезна и созвучна самому разному читателю. Ибо это - размышления о жизни. Арутюнов предлагает войти в картину, как в дверь, и постараться про-никнуть в образ мыслей художника и его художественную систему. Художник - камертон, настраивающий на тот или иной лад, журналист - оркестр, исполня¬ющий полифоническое произведение. На поверхность литературного полотна всплывают такие понятия и категории, как красота и польза, храм и душа, вера и Русь, патриотизм и традиции, вечное и сиюминутное, любовь и обряды, мир человека и дух нации, рай и ад, поступки и идеал. Круг рассуждений широк, как сама жизнь. Отправная точка, повторим, - картина, тема, этапы жизни и творчества художника. Художника Юрий Сергеев - личность несом¬ненно богато одарённая и безошибочно выбранная журналистом в качестве предмета своих импровизаций на заданные живописью темы. Собственно сколь глубок и широк в своих рассуждениях Герман Арутюнов, столь же необъятен и сам художник. Трудно даже сказать, кто из них первичен в этом союзе: мастер пера или мастер кисти. Они слились в пределах интересной монографии в аккорд, в полифоническое единство. Это синтез слова, мысли, образа, ритма, графики, сюжета. Жаль только, что иллюстрации в книге чёрно-белые. Однако этот недостаток восполняет утончённый графический рисунок живописи. Картины Юрия Сергеева настолько виртуозны по рисунку, что отсутствие цвета практически не влияет на восприятие. В конечном итоге это не мешает следить за ходом рассуждений автора. Г.Арутюнову удалось показать волшебную обрядовую Русь, сам дух наро-да - источник творческих поисков художника. И это, пожалуй, самая очарова-тельная черта удачного дуэта писателя и живописца. В наш многотрудный век автор показывает нам незыблемые архетипы жизни, на которые следует опираться ради сохранения в себе лучших челове-ческих качеств. Книга призывает к добру, к гармонии, учит внимательному отношению к окружающей нас действительности, зовёт в те светлые чарующие дали, которые были доступны только русским космистам - мечтателям и ис-кателям новой жизни. В каком-то смысле это продолжение духовных поисков Константина Циолковского, наметившего путь продвижения человека-живо¬тного современности к совершенному, высшему человеку.

Лев Мельников, академик Российской Академии Космонавтики имени К.Э.Циолковского, академик Международной Академии Информатизации ООН, випе-президент Академии витасофии

Герман! Большое спасибо вам за книгу "Войди в картину". Для меня это совершенно новый взгляд на изображение. Мне, как фотографу, ваша книга крайне полезна. Жаль только, что картинки не цветные и маленькие.

Елена Крутова

 

Герман, здравствуйте! Книгу Вашу читаю постепенно - по настроению, когда вдалеке от суеты. Трогает попытка хотя бы на уровне собственного мнения (свойственного, впрочем, достаточно тонкой прослойке подлинной творческой интеллигенции) возродить русскую духовность. Но в массах она всегда дремала - по типу русских богатырей (пример удачен!), которые могут и всю жизнь проспать, если под задницу не подкатится нужда (именно нужда, а не что иное!) совершать подвиги. Картины художника хороши. Правда, трудно судить в черно-белом и фотографическом исполнении, но, думаю, в оригинале и впрямь хороши! Печальны были только мои размышления, навеянные рассуждениями о возрождении русских обрядов и роли во всем этом женщины. Домострой наш все же ужасен! Конечно, крен в сторону карьеры у женщин тоже не является истиной. Но от всех красивых обрядов сегодня среди русских мужчин осталось только самое негативное: отказ считать женщину со всеми ее дарами и успехами за человека. Понимаете, Герман, даже самые успешные из нас остаются в мире мужчин людьми второго сорта, которых можно обижать, предавать, ни в грош не ставить, втаптывать в грязь наши лучшие чувства и инстинкты... Что, скажем, плохого в инстинкте материнства? А как рассуждает большинство современных мужчин? - "Дети - это вам, женщинам, надо, вот и тащите сами!" - и не то что в процессе ухода за ребенком и воспитании не желают участвовать, но даже нищенские алименты не платят (подачку на нищету матери с дитем швырнуть не желают!). Вот и вымираем всей страной, а плодятся в основном те, у кого чувство ответственности на нуле. Два примера: моя соседка, нигде не работающая алкоголичка, родила 2 сыновей (оба с дефектами), моя знакомая (нигде не работающая цыганка) - родила третью дочку, исключения, конечно, есть, но они - редкость. То есть поколение все же вопроизводится, но - от худших, а не лучших, элементов общества! Беда в том, что, несмотря на красоту обрядов, в русском народе никогда не было уважения к женщине (на бабах пахали, если лошадей не было в деревнях! бабыньки сегодня укладывают шпалы и т.д. и т.п.), и Домострой, представляющий собою традиционную модель русской семьи, как бы узаконил максиму - "женщина - человек второго сорта". Но это не истина: ведь без нас - просто вымирает народ и все, что сейчас и происходит. То есть, по идее, следовало бы со школьной скамьи менять отношение мужчин к женщинам, внушать рыцарственные идеи, объяснять ценность любой, способной к любви и деторождению, женщины, выращивать уважение к женщине в русских мужчинах. На мой взгляд, только это может привнести новые идеи духовности и даже, вероятно, немного возродить традиционную модель семьи, в которой будут подрастать более-менее нормальные дети. Ну, а если с тем же мировоззрением просто загнать русских мужчин в деревню - они и там на бабыньках выезжать будут. Фактически, если отследить социальные и демографические процессы сегодня, станет ясно: женщины не желают заводить детей, пока не получат заслуженных (!) уважения и поддержки от мужчин. Потому и занимаются образованием, карьерой и тому подобными суррогатами, заменяющими нормальную женскую судьбу. Вот какие грустные мысли посетили меня в период чтения и осмысления так вкусно описанных обрядов! Спасибо Вам за книжку, Герман! Это еще не все впечатления, пока только часть. Захотите - напишу и о других мыслях, которые возникают во время чтения. Удачного Вам дня и весеннего настроения!

С уважением - Анна Баринова. 6.09.2009 г.

 

Учебник народности

Рассматривая в общем, науки и искусства появились с целью найти ответы на множество вопросов, мучающих человечество с самого его зарождения, и хотя бы на миг достичь идеального состояния духа. Живопись – самое наглядное искусство. Понятное, казалось бы, всем: даже малыш смотрит - и составляет какое-то свое мнение!.. Для понимания высокой музыки необходимо обладать хоть мизерным музыкальным слухом и чувством гармонии, для понимания литературы – хоть малым образованием, для того, чтобы вживаться в архитектурные и скульптурные формы нужна… пластика, как чисто физическая, так и особенная – духовная пластичность, и она же, помимо богатства фантазии и умения видеть и ценить перевоплощение, необходима для понимания театрального искусства… А картина – на нее всякий смотрит, и может смотреть, и будет видеть свое. Именно поэтому в России, на фоне народного качества лености духа и ума, не любят искусствоведческие книги по живописи. Их покупают, ставят на полку и… благополучно забывают! Ну, не умеют, или не хотят, наши искусствоведы писать увлекательно и популярно!.. Такое долгое вступление - всего лишь мысли о том трудном, вероятно, пути, который пришлось пройти автору книги «Войди в картину» Герману Арутюнову. Рискнуть на пике увлечения русского народа материальными ценностями создавать своего рода учебник духовности – на такое надо еще решиться! Вот раскрывает читатель книгу: писатель рассказывает о художнике – казалось бы, ну и что? Сколько уже было! Но перед нами не обычный писатель и не обычный художник. И встреча этих людей закономерна и предопределена судьбой, потому что художник Юрий Сергеев и писатель Герман Арутюнов в своих диалогах создали не просто книгу о подлинно русском стиле живописи (многое из оригинальных традиций этого стиля впитал и переосмыслил художник), они вместе открывают перед читателем Великую и – главное! – неискаженную Русь. От теряющихся во мраке веков языческих и до современности, герои которой грустят о чем-то, невозвратно утерянном… А. С. Пушкин ставил вопрос о «народности» (или «самобытности») в искусстве и ее отношении к усвоению других культур гораздо глубже, чем обычные западники и славянофилы. «Народность» означала для него своеобразие духовного склада народа. «Есть образ мыслей и чувствований, есть тьма обычаев, поверий и привычек, принадлежащих исключительно какому-нибудь народу, климат, образ жизни, вера дают каждому народу особенную физиономию», - таково примерное определение «народности» у Пушкина (в незаконченном наброске «О народности в литературе», в котором он жалуется на распространенность слишком узких пониманий «народности»). Народность в этом общем смысле совсем не предполагает замкнутости от чужих влияний, обособленности национальной культуры. Напротив, субстанция народного духа, как все живое, питается заимствованным извне материалом, который она перерабатывает и усваивает, не теряя от этого, а, напротив, развивая этим свое национальное своеобразие. В книге «Войди в картину» через образный мир, выраженный наиболее доходчивыми художественными средствами (повторимся, живопись понятна и дикарю!), современный русский читатель может проследить путь истории русского народа, развития русской души, изменения в обрядовых традициях и даже… даже изменения климатических условий. И совершенно незаметно для себя самого научиться входить в изначальный замысел художника, для чего автор предлагает определенные методики, но они подаются не навязчиво, а как бы исподволь - читающий обучается на уровне подсознания, почти незаметно для себя самого. Для издерганных и вечно спешащих горожан такая форма обучения наиболее приемлема и плодотворна. Материал бесценен еще и тем, что в качестве объекта изучения избран исключительно русский художник, с душою без сомнения русской и русской же природой дарования и генетически заложенными русскими выразительными средствами. Прочитав книгу Г.Арутюнова, ощутишь непреодолимую тягу сходить в Третьяковку, в Русский музей, но, что самое ценное, будешь вглядываться в любые картины – начиная с произведений наших родных и таких знакомых художников и заканчивая золотым фондом мировой живописи - и непременно видеть по-новому и видеть новое, а затем… затем с изумлением обнаружишь нового себя. Такого, который осознает свою принадлежность к народу и к Отечеству, кто понял реальную ценность вещей и идей в их сопоставлении… Этот процесс автор называет «постановкой взгляда». И эта книга, без сомнения, учебник. Она учит делать открытия, пробуждать фантазию, вглядываться и видеть, пытаться стать одним из тех, кого великие мудрецы древности называли - «душу видящие мира, а не внешний мир один»… К сожалению, в наше время детей уже с детсада приучают «не делать своего хорошего – делать чужое плохое». В них убиваются творческие порывы в угоду обучению подражать, затем искусному подражанию (в лучшем случае – стилизации) учат в школе, затем – в институте (к примеру, до III-го курса будущим писателям и журналистам преподаватели запрещают вырабатывать свой стиль, требуя от них подражать различным стилям – то классиков, а то и современных популярных авторов)… Отказавшийся от свободы идей и их воплощения человек превращается в жалкий автомат – эту мысль пытался донести до немцев Э. Т. А. Гофман в начале XIX века, сограждане его, кстати, не желали слушать и постарались быстренько забыть! Так и сегодня не в чести те, кто пытается открыть человеку глаза – поставить взгляд на его божественное происхождение и неотъемлемую изначальную свободу. Знать историю и традиции, открывать новое, стремиться что-то создавать самому (а не зарабатывать на бесконечных торговых операциях) и, главное, осознать себя свободным – именно для этого создан этот своеобразный учебник русской народности. Читается он легко и увлекательно – сначала на едином дыхании, как роман, но потом непременно захочется вернуться, просмотреть еще раз какие-то главы, сопоставить, увидеть, как в зеркале, себя вчерашнего и сегодняшнего, взгляд которого стал более ясным… И вдруг понять, что эта книга о тебе и обо мне, и о земле, которую мы называем Отчизной, но которую порою и знать не знаем и ведать не ведаем, и о том, какие мы сегодня и какими хотели бы стать, и о том, что русские – народ непроснувшихся героев… Вот поэтому особенно хотелось бы рекомендовать такую книгу как своего рода пособие для юных – школьников средних классов и студентов. Впрочем, не поздно и старшим заглянуть сначала в картину, потом в свою душу – и найти там картину, и глотнуть, как свежего воздуха наших просторов, несокрушимого вольного русского духа, захлебываться им, радуясь и гордясь своей принадлежностью к поистине великому народу!

С теплым и радостным чувством благодарности автору преподносит этот отзыв на книгу «Войди в картину» (М. 2008 г. ООО «БЛОК – Информ – Экспресс, тираж – 1000 экз.) - Анна БАРИНОВА, писатель, литературовед, журналист (член Союза писателей и Союза журналистов России, Литературного Фонда, а также Международного Союза журналистов).

 

Дом родной и храм духовный

Новая книга Германа Арутюнова «Войди в картину» необычна тем, что вышла в свет не "со стороны" искусст¬воведов, на заказ, как это часто бывает в рецензиях и "заметках с выставки". Здесь автор прежде, чем пригласить нас посмотреть на картины своего любимого художника, "вошел" не только в его творче¬ский мир, но и в саму его жизнь. Не на время, как критик входит в мастерскую живописца, чтобы написать и уйти, а как мы входим в дом родной, а вернее - в храм духовный, чтобы остаться в нем на¬всегда, почувствовав духовное родство. В то же время автор книги не молится на карти¬ны художника, ибо это - не иконы, а вживается в них, созерцает и наслаждается ими так, как мы это делаем, слушая, например, классическую музыку, открывая в ней всё новые и новые прекрасные и глубокие мотивы и образы. При этом он не только наслаждается и созерцает, но и исследует по¬лотна мастера как явление Прекрасного и часть живого мира и истории, во¬площенные духом и сердцем. И привлекает для анализа все сохранившиеся источники, наполняя свои изыскания такими глубокими размышлениями и до¬гадками, что читающему его книгу становятся понятны смысл и содержание описываемых в ней картин, а при внимательном чтении – можно и значительно расши¬рить свой культурный и образовательный кругозор, даже стать выше ду¬ховно и нравственно. Возвращение в сознание нынешних поколений утраченных подлинных ценно-стей бытия - такова миссия художника в наше время - считает Герман Арутю¬нов. В этом же русле работает и сам автор. Вот что пишет он в "подтексте" к одной из картин Юрия Сергеева: "Материальное начинается с духовного - сказано в Библии: "Вначале было Слово, и слово было у Бога, и слово было Бог..." Вот и деревня, она и разру¬шается после разрушения храма и начинается с возведения храма. Потому что вокруг храма возникает духовное пространство, возникает свет... храм стано¬вится оплотом суммы светлых устремлений душ многих людей... Храм одним своим видом держит окружающее пространство. Своим обликом, своей красо¬той он как бы ставит взгляд человеку, создает некую точку отсчета... Взгляд, упав на храм, становится упорядоченным... Жизнь может меняться неимовер¬но..., а храм всегда остается оплотом порядка, чего-то вечного и неизменно¬го. Потому что Бог - зто порядок...". "Так и в деревне. Вся деревня построена в определенном порядке... И ули¬цы назывались порядками (от слова ряд). На Руси говорили: ты на каком по¬рядке живешь? Так и в семье - все держится традициями..." В картине Юрия Сергеева "Жених и невеста" - выражен нравственный строй семьи, в основе которого - полное согласие будущих мужа и жены и грядущее, крепкое в своих устоях, счастливое супружество, основанное на полном взаи-мопонимании и любви, на первом месте в котором - не показная и бесстыдная сексуальность, как мы видим это сегодня повсюду, а твердый семейный поря¬док, освященный вековыми традициями. В книге Г. Арутюнова - описание в историко-философском контексте полотен мастера-художника, каждое из которых является сюжетом от¬дельной главы большого полотна мастера-аналитика. Полотна бытия Отече¬ства, по воле Божьей возрождаемого в сегодняшней жизни. Размышлением автора, обращенным к законодателям, руководителям всех рангов и званий, особенно работающим в сфере образования, мне хотелось бы закончить представление новой книги: "Как мы живем? Наше правительство, наши де¬путаты и чиновники принимают массу постановлений, указов и законов, но САМОЕ ГЛАВНОЕ НАХОДИТСЯ ВНЕ ЗОНЫ ИХ ВНИМАНИЯ И ИНТЕ¬РЕСОВ - ЭТО РАЗВИТИЕ И ВОСПИТАНИЕ ДЕТЕЙ В ГАРМОНИИ С ПРИРОДОЙ, В ПОСТОЯННОМ ЖИВОМ С НЕЙ ОБЩЕНИИ. Из-за это¬го мы не чувствуем живой мир вокруг себя, внутри которого живем. Что тол¬ку говорить о том, что планета в опасности, если с детства не воспитывает¬ся в каждом из нас... умение чувствовать растения, насекомых, птиц, рыб, животных? В нас гипертрофиро¬ванно развиваются ум, интел¬лект, абстрактное мышление и в то же время не включаются ка¬чества, которыми мы могли бы ощущать красоту формы, цвета, звука, запаха, чувствовать, ког¬да мы причиняем природе вред... А мы потом удивляемся черст¬вым начальникам и таким же чи¬новникам, подписывающим акты на вырубку лесов..."

Александр Афонасьев, поэт, Председатель Союза народных писателей России, Главный редактор философского, литературного и педагогического журнала «Лучина», г. Богородицк, Московская область

 

Прикосновение к тайне

Книга Г. Арутюнова "Войди в картину" --- превосходное философское эссе, знакомящее нас с творчеством талантливого художника Юрия Сергеева. В цикле"Русь деревенская" представлены комментарии к картинам на темы народных обрядов. Автор рассказывает о полотнах: "Крестины", "На тройке в Масленицу","Одевание невесты" и других замечательных произведениях, отмечая и художественные достоинства картин, и особенности русского менталитета. "Тройка --- это именно русский феномен. Это и свобода, и скорость, и хулиганство, и непредсказуемость. На западе лошади, запряженные в тележку или в карету, это что-то чинное, а у нас вихрь, ураган," - пишет Г. Арутюнов. Он тонко приоткрывает читателю загадку русской души. Войти в картину, по мнению автора,---это не только войти в мир художника, но и погрузиться в мир своего Отечества, той страны отцов, которая взрастила талант, увидеть её самобытное историческое прошлое и настоящее, проявить внимание к словам-самородкам, которые освещают нам своим сиянием произведения искусства. Так, например, рассказывая о картине "Чур меня",автор пишет:"27 липня (июня)славяне отмечали праздник бога Чура...Чур звучит в самих названиях родовой цепи:...щур, пращур, прапращур. Произносить"Чур меня"означало отгородиться от предстоящей опасности. О том, что слово"чур"живое до сих пор, говорит многое. Дети, играя в разные игры, постоянно его произносят...Это слово -- часть нашей генетической памяти...Это граница между...древним и современным миром. Это защита и концентрация энергии". Войти в картину---это и понять ментальность её персонажей, увидеть ценность тех феноменов, которые отрицаются многими людьми. "Страдание для русской души -- как витамин, страдание без всякой практической пользы. Скажем, переживание, что ты кого-то обидел...У нас всегда работает фраза"бесполезное полезно"...У нас сопереживание -- национальная черта. Русская ментальность---это не довольство, не благо, а страдание, жалость, прощение." Говоря о картине "Первопроходцы", Г.Арутюнов пишет: "Истинная жизнь---это сопротивление...Каждый из нас хотел бы прожить именно свою жизнь, а не чужую...Экстримальные условия...возвращают способность ценить красоту и возможность познать себя". Данное высказывание восходит к философии экзистенциализма, трудам Ж. П.Сарта, М. Хайдеггера. Не только увлекательным изложением истории России, обрядов, традиций, не только сильной философской основой притягивает книга "Войди в картину". Г. Арутюнов -- прекрасный искусствовед. Входя с ним в картину, мы делаем открытия, начинаем фантазировать, заново открываем для себя мир человеческих чувств. Исследователь искусно проникает в особенности авторского стиля художника, совершенно точно пишет о Юрии Сергееве: "В его работах есть кристалл---чудо, таинство...Прикосновение к тайне---спасение от рабства повседневности. Каждый из нас по-своему загадочен, просто мы забываем об этом, а Юрий Сергеев нам об этом напоминает». Книга Г.Арутюнова будет полезна самому широкому кругу читателей: студентам и преподавателям Вузов, учителям и школьникам, искусствоведам, поэтам и всем, кто интересуется историей и искусством России.

И.С. Лесная-Иванова, член Союза Писателей РОССИИ

 

Эта книга, плод двухлетнего труда в диалоге с замечательным русским художником Юрием Сергеевым, выходит далеко за рамки искусствоведческого исследования. Это вхождение в картину жизни, своего рода учебник осмысления цели жизни. Это труд философа-энциклопедиста. Автор собирает в единый букет разрозненные философские, исторические и этнографические факты и личные наблюдения, чтобы, окропив их ароматов своей души, щедро подарить читателю. Это – «разумное, доброе, вечное». Это – добрые чувства, пробуждаемые вдохновенной лирой…»

Петр Гулдедава, военный строитель, 17.04.10 18:08

 

Автор этой книги, видимо, внимательно изучал художественную среду Средневековья и Возрождения, серьезно занимался русскими обрядами и уфологией. Считает, что изобразительное искусство учит мыслить нестандартно, а «картина, как кремень, способна высечь искру и распахнуть дверь в жизнь нашего духа». Его диалоги с русским художником Юрием Сергеевым, о творчестве которого идет речь в книге, получились увлекательными. Собеседники зачарованы Россией и касаются тем, связанных с глубокой стариной. Например, обряда – «вневременной формулы жизни». При желании в него можно и сегодня превратить любое свое действие: от умывания и трапезы до самой желанной встречи. Помимо интересных размышлений об окружающих нас таинствах, Герман Арутюнов дает и вполне практические советы, например, о том, как не ошибиться, покупая картину. Лучший критерий, как он считает, тут – наше внутреннее волнение, а не хитроумные расчеты в надежде на выгодное вложение денег. Ведь «понравившаяся вещь невидимо записывает наше восхищение, возрождая его всякий раз, когда мы на нее смотрим.» Потому что трогает не общепризнанная красота, а та, которая близка вашему сердцу.

Алена Семенова, Москва, газета «Советская культура»

 

Кистью и словом

Как передать эстафету мировоззрения от одного поколения другому? Можно через лекции, школьные учебники, посещение выставок… Традиционно. А можно нетрадиционно, совсем неожиданно. Как Герман Арутюнов – литератор по профессии, исследователь по призванию – сделал это через слово своей книги, в которой с тактичной бережностью ставит молодого читателя на крыло. Или по его выражению «ставит взгляд». Открыть мировоззренческие горизонты можно по-разному. Герман Арутюнов анализирует живописные картины нашего современного замечательного, хотя и малоизвестного художника Юрия Сергеева. Поэтому и название книги емкое и доброжелательное, как приглашение друга - «Войди в картину». Выбор Сергеева не случаен. Этот художник умеет взволновать зрителя через самые знакомые сюжеты - чаепитие, чтение старых писем, разговор у колодца… И в каждом живет, искрится чудо жизни. Но мало этого. Рассматривая выдающиеся полотна Юрия Сергеева, Герман удивительно волшебным образом расширяет ее рамки. Происходит удивительное сочетании двух воздействий от самой картины и ее трактовки, понимания, ощущения… Это внешне похоже на искусствоведческий анализ, но по сути значительно шире и глубже. Скорее философско-писательское размышление по поводу того или иного сюжета. В этом разговоре захватывается наше болезненное сегодня, вчера и завтра. Здесь и «характер русского человека, и наши традиции, обычаи, и сила и слабости». Манера письма Юрия Сергеева, как художника, тяготеет к выразительно яркому, какому-то слепящему в сочности своих красок реалистическому восприятию. За ним стоит школа, которую возрождает его учитель, народный художник Илья Сергеевич Глазунов. Тематика картин Сергеева на первый взгляд кажется простоватой – на тему деревни это в основном зарисовки деревенского бытия. Но они исполнены на таком высочайшем уровне художественного таланта, что в них видишь «знаки и архетипы жизни, которые столетиями не меняются: скрип снега под ногами, клубы пара в мороз при открытой двери, узоры инея на окнах, топка печи, чистка снега, заготовка сена, кормление животных». Замысел книги, видимо, вырос из бесед-разговоров с художником. Но разговоры были такого уровня и накала, что приобрели национальную значимость и важность. Книга не могла не появится. И она родилась, как Афродита из пены морской. Жанр насущного разговора напоминает чем-то острый момент спортивного матча. Когда один игрок дает неожиданно остроумный пас. А другой забивает так же неожиданно и по-новому великолепный и долгожданный гол. Только гол этот не спортивный, а куда более ценный - мировоззренческий. Цель и смысл его – заставить задуматься читателя, кто же такие мы русские люди. Что же мы до сих пор не можем найти дорогу к своему счастью. А все бросаемся из огня да в полымя. Казалось бы, фильмы, спектакли, книги пытаются показать нам правду о нас самих, но мы не слышим, не видим, не понимаем, не доходит. Значит, что-то не так мы осмысливаем. Надо искать другие пути. Книга «Войди в картину» ищет и находит. Одно из краеугольных понятий постановки взгляда Арутюнова – обрядовость русской жизни. «Каждый обряд или обычай русского народа это – загадочная машина времени, в которой деталями являются повторяющиеся действия людей. Каждое ничего не значит само по себе, но, запускаясь предыдущим и запуская последующее, приводит в действие невидимую машину, которая расслаивает время, и мы вдруг оказываемся в Х или XV веке». Когда мы видим обряд, любое гаданье, любой праздник, - подчеркивает автор, - «это все – прикосновение к памяти рода. Беда современной педагогики в том, что ни одна школа, ни один институт не трогают эту тему, хотя она – самая важная. Взять горшок с цветком и отрезать корни, будет он жить, даже если его поливать?» Вслед за обрядностью идут архетипы образов – пахота, косьба, сбор яблок в саду, семейная трапеза… Эти архетипы впечатаны в подсознание каждого человека, в них сосредоточена энергетика поколений. Когда зритель вбирает эти сюжеты полотен Сергеева и расширяет их замечаниями Арутюнова, я думаю (сужу по себе), что у него прибавляется жизнестойкости или как говорит автор «душевной прочности». Архетипы делятся на природные – охота, рыбалка, грибалка – и социальные – поход в цирк, зоопарк, музей, планетарий. Это своеобразные скрепы жизни. Но современность «дарит» и разрывы существования. Человек все больше считает себя избранным, все больше стремится подчинить себе других, хапнуть больше денег, благ, территорий, яхт, домов… Что же противостоит этим хищным пустоцветам жизни? Да очень многое. Стоит посмотреть вокруг на кипящую рядом жизнь. Или на иллюстрации книги - пусть и в черно-белом варианте: «На тройке в Масленицу», «Чувства и разум», «Женщина ожидания»…Почитать комментарий к ним и на лице появляется неудержимая улыбка. Например, после таких строк о русском «Мерседесе» в три лошадиные силы, а которых пишет Арутюнов: «Тройка --- это именно русский феномен. Это и свобода, и скорость, и хулиганство, и непредсказуемость. На западе лошади, запряженные в тележку или в карету, это что-то чинное, а у нас вихрь, ураган». В послесловии автор признается, что мечтает написать в соавторстве с какимнибудь профессиональным музыкантом эссе-портретов по духовной музыке и танцам Средневековья и Возрождения. "Например, эссе, «Открытие Мартина Лютера: Библию через хорал», «Мрачный убийца и заумный музыкант Джезуальдо ди Веноза», «Любимая гальярда Генриха XVIII», «Пешком к сарабанде Фрескобальди», «Паванна, похороны или обольщенье?». Остается пожелать, чтобы столь интересные мечты автора осуществились. И читателям досталась новая радость его талантливого труда.

Борис Примочкин, бард, поэт, писатель.

 

Внимательно прочитал книгу Германа Арутюнова «Войди в картину». В день читал три-четыре картины, перечитывал, а потом осмысливал. Книга «Войди в картину» написана человеком, болеющим за нашу Родину-Россию. Человеком, глубоко озабоченным тем, что «задавила» пропаганда об «американском образе жизни», что в наши дни и в отечественных СМИ (большая часть литературы, кино и в первую очередь ТВ) все дальше и дальше уходят от духовного, заменяя духовность миром материальных благ. Размывается память о жизни наших предков, о наших корнях. Автор хорошо знает жизнь российской глубинки, деревни, где пока еще живет большая часть населения, где пока еще хранят свой уклад, свои обычаи. Знает и свои знания дарит читателю. В описании картин автор делится с читающим своими мыслями о том, что, почему и как художник оставил нам на холсте. Деликатно подсказывает, как надо бы смотреть на картину, чтобы «войти в нее» Особо хочу подчеркнуть, что автор книги взял на себя очень трудную задачу – рассказать, что художник замыслил, что он хотел, чтобы читатель увидел и понял из того, что отображено на полотне. Причем рассказать так, чтобы я, человек далекий, если так можно выразиться, от художественного образования и умения «видеть», смог бы понять картину. Рассказать без излишних «мудрых», специальных выражений, показать, «как на ладошке», то, чего я до его объяснений просто не «видел», а, видя, не понимал и не мог понять. Другими словами, автор нашел способ и манеру настолько просто и полно рассказать, что его объяснения «раскрыли мне глаза», «вошли глубоко в душу» и теперь остались в ней навсегда. Больше того, прочитав, как «надо» смотреть на картину, я понял, к сожалению, что хотя за свою достаточно долгую жизнь (80 лет) не раз бывал в Третьяковке, Эрмитаже и других менее значимых музеях (в том числе и за рубежом), смотрел там выставки, но…только просто смотрел, хотя экскурсоводы давали объяснения. Книга научила меня «входить в картину», показала, а точнее научила, как надо смотреть на нее. Поэтому считаю, что эту книгу полезно было бы иметь в каждой или во многих городских и сельских библиотеках. Низкий поклон автору и от всего сердца большое спасибо за учебу и за то, что к чему я теперь приобщился, буду знать и помнить.

С уважением Головко Р.Г., г.Обнинск, Калужская обл.

 

9.12.2010

Книга Германа Арутюнова «Войди в картину» - проникновенное и глубокое повествование о нашей действительности, знание русской деревни. Обрядовая, зачарованная Русь, загадочная русская душа, формирование русского характера – вот она Святая Русь, представленная в книге. Читая книгу, я испытываю восторг открытия и прикосновения к тайнам сохраненной красоты прошедшего. Очарованный всем этим, ах, как бы я хотел, чтобы эти традиции сохранились уже сейчас, в нашей жизни. Ради этого стоило бы жить. Спасибо за выступления по радио. В книге Германа Арутюнова «Войди в картину» особенно запали мне в душу «Золотошвейки». У меня, творческого человека, много общего с ними. Эта общность заключается в трудолюбии, концентрации внимания, большой самоотдаче. Я занимаюсь мозаикой по дереву - «техника маркетри». Здесь из кусочков шпона ценных пород дерева, мастерски подобранных и склеенных воедино, на конечной стадии рождается чудесным образом картина. Когда я читаю про «Золотошвеек», я испытываю такое чувство, будто речь идет обо мне. Только разница у нас состоит в том, что в руках у нас разный материал. Вспоминаю слова своего учителя К. Куницкого: «Посмотри чего ты достиг в этой картине, знать много материала ты перебрал». Вспоминаю выставку «Арт дизайн» в Москве. Я прихожу по объявлению в газете. Подаю девушке привезенный материал, в котором запечатлен теннисист (работа под названием «Вдохновение»). На экране компьютера появляется изображение теннисиста с ракеткой. Вроде бы все как обычно. И вдруг, как из-под земли голос стоящего сзади молодого человека: «Вот это да, ну до чего же здорово». Поистине как про Андрея Рублева: «Ты же божественное сотворил». Это своего рода духовный подвиг. Здесь от увиденного рождается благодать, потрясение. Как же сладок этот миг. Здесь труды не пропали даром. Или ещё пример. Персональная выставка на Кутузовском проспекте. Я работал совместно с художником- живописцем В. Федоровым. Кстати, по оригиналу этого художника создана картина «Вдохновение». На выставку был приглашен художник Дьяконов М.Н. Он посмотрел на работу «Русская амазонка» и вдруг воскликнул: «Так это же Врубель!» Этим все сказано. Вот вам и нечто божественное, другой уровень, таинство, чудо, красота, о чем пишется в книге. Рождение этой работы – тот же духовный подвиг. Слава Богу, что хотя бы временами в своей личной жизни я был причастен к божественному. В этой книге тот случай, когда стройно и органически, как в хорошем дуэте сливаются голоса художника и автора этой книги. Какое щемящее до боли чувство овладевает человеком, когда он мысленно, словно орел парит над облаками. Он чувствует себя властелином, пролетая над землей. Так и в нашем творчестве, когда появляется в нас величество «Вдохновение», тот же духовный подвиг. И какой раз с благодарностью вспомним слова из «Золотошвеек», когда наставница, чувствуя, что в нее уже проникает божественная благодать, потрясена, поэтому и буквально вцепилась в раму и как бы говорит про себя: «Девочка, ты не понимаешь, что ты сделала…» Это состояние переносится и к нам, людям творчества, состояние огромного душевного подъема и люди его видят, глядя на очередное творение, и удивляются, и восхищаются, и пишут благодарные слова в книге отзывов. Так, на персональной выставке женщина захотела купить у меня картину, изображающую маки. Я сказал, что не могу ее продать, я сделаю Вам другую. На что она мне ответила: «Нет, другую Вы уже не сделаете так, потому что эту Вы делали с вдохновением». Вдохновению посвящены строки поэтессы Марии Веселовской Томаш: «О Вдохновенье, о вдохновенье посети меня!.. Явись зарею, пламенем огня, Закатом солнца на закате дня, Раскатом грома, танцами дождя, Дыханьем моря, жемчугом ручья, Лазурью неба, трелью соловья, Прощальным криком в небе журавля… О, Вдохновенье, не покинь меня!»

Юрий Толмачёв, художник, мастер маркетри (мозаика по дереву)

 

Уважаемый Герман! Прочитала Вашу книгу "Войди в картину". Хочу выразить благодарность за прекрасные минуты, которые она мне подарила. Очень многое созвучно моему мировоззрению. Понравился и стиль, и язык, и подача материала. Хочу взять отдельные абзацы, отрывки и цитаты и поместить в своём пособии по русскому языку, который я пишу уже три года. Этот материал очень подходит по общей направленности моей работы. Хотелось бы его использовать в качестве материала для упражнений по лексикологии и стилистике. Для одного из упражнений по лексикологии (раздел "Устаревшие слова") есть задумка: поместить иллюстрацию, на которой изображены люди в старинных одеждах. Очень подойдёт картина Юрия Сергеева "Бабушкины наряды". Немного о себе (чтобы Вы представляли, кто Вам пишет): мне 63 года. Я бывший учитель русского языка и литературы. Сейчас на пенсии. Работала всю жизнь в школе. Сейчас всё, что наработано, хочу собрать в "Пособии для всех", так будет называться мой учебник по русскому языку. Как я узнала о книге? Начала писать об устаревших словах, стала искать иллюстрацию со старинными костюмами, среди большого количества картин нашла именно ту, что лучше всех отвечала моим представлениям. Это оказались картины Юрия Сергеева. Дальше поиск сведений о художнике привёл к Вашей книге. Купила в ОЗОНе. Ну а уж когда прочитала, была в восторге от того, что нашла в ней единомышленника. Книга дала не только мне пищу для размышлений и собственного развития, но и помощь в работе. Дело в том, что я имею несколько учеников (частных), сейчас готовлю к ЕГЭ. Одно из заданий - написать эссе на заданную тему. Самая трудная тема - духовное развитие, духовная жажда. А с этим у подростков самая большая проблема. Они не понимают даже, о чём пишется в текстах на эту тему. Приходится очень долго работать именно над этим - объяснять то, что никто им не рассказывал никогда. А ведь на экзамене может попасться любой текст, а им надо не только прокомментировать, а ещё и подобрать не менее двух аргументов из художественной литературы. За 90 минут не читающие ничего дети это не смогут. Поэтому я стараюсь давать им хотя бы небольшие тексты о духовном развитии. Опыт такого приобщения говорит сам за себя - все мои ученики начинают понимать окружающий мир иначе, шире и многополярнее. Это говорят их родители, отмечают их одноклассники и вижу я. Сдают экзамен они очень хорошо и без проблем. Так что большущее Вам спасибо за книгу, работа с ней даст мне и ребятам очень много. С уважением, Ваша поклонница - Янина Константиновна Шелковская.

24 января 2012, 13:20 Янина Шелковская

 

Замечания по сайту можете отправить Герману Арутюнову на его электронный адрес: german155@mail.ru

Вы можете оставить свой отзыв через эту форму: 

E-mail:
Сообщение или вопрос: