markГерман Арутюнов

официальный сайт писателя

О художнике

Зачарованный Русью

260 1W0

Зачарованный Русью (о художнике Юрии Сергееве) Основная его тема — Русь обрядовая, ритуальная.

Казалось бы, такая далекая от нас эпоха, а вот, волнует, как будто что-то личное скрыто в этих полотнах. И, пока стоишь возле них, оно, это скрытое, тайное, теплится, как лампада, не отпускает... Не случайно, одна из выставок картин Юрия Сергеева называлась «Русь зачарованная».

У многих впечатление от его картин похоже на соприкосновение с чем-то душевно потаенным, может быть, с памятью, но не логической, а, наверное, интуитивной, генной, что ли, так что сначала не хочется говорить, обсуждать, даже слушать собеседника.

Наоборот, хочется помолчать и прислушаться к себе. Это состояние отчасти выразила побывавшая на выставке Сергеева поэтесса из подмосковной Лобни Лариса Токун:

Понять Сергеева и его творчество это значит обратиться к истокам, к детству. Оно прошло у художника в селе Красное рядом с городом Юрьевом-Польским Владимирской области... Прожив в деревне до 25 лет, художник и сейчас пишет картины только там, на природе. В Москве, по его словам, это невозможно.

 Но природа природой, а как возник интерес к отечественной истории, причем к допетровской Руси? Не к эпохальным событиям, потрясающим государство, а к частной жизни? Ведь масштабно-исторической можно назвать только одну его картину — «Пир Ивана Грозного в Александровской слободе» (дипломная работа в Суриковском институте), в меньшей степени — картину «Русь языческая. Праздник урожая».

Все остальные работы небольшие, камерные, с вниманием к одному или нескольким героям: «Волхв», «Суженый-ряженый, где ты?», «Святочный вечерок», «Одевание невесты», «У ворожеи», «Бабушкины наряды», «Крестины», «Старые письма»... Мне с детства, — вспоминает художник, — всегда нравились рассказы мамы, соседей, родственников про старое село, про то, как люди жили, как одевались, участвовали в обрядах.

 Может быть, поэтому полюбил потом экскурсии в музеи. То, что узнавал о каждой вещи, пробуждало фантазию, хотелось узнать что-то еще и еще. И я в детстве думал, когда уже начал рисовать: если переносить на холст все, что мне открывается, то историческое, что представляется в моем воображении, тогда история станет живой и другие тоже увидят, как и я... Я выбрал то, что мне было близко, ведь я с детства слышал древнерусские слова, диалекты, видел обряды, ремесла, обычаи, все то, что в деревне передается из рук в руки, из уст в уста на протяжении столетий, а может, и тысячелетий.

И у меня всегда был вопрос: а что было раньше, еще дальше, в глубине истории? И я понял, что именно это мне надо рисовать — то, что я люблю фанатично: традиции, обряды, быт моего народа. Его можно измельчить, а можно и поднять до высокого реализма. И мне это легко, потому что я люблю его и знаю до мельчайших подробностей...

Позже, бывая в других странах, я сравнивал индивидуальность каждой и видел, что у них нет того, чем мы можем гордиться, нашим самобытным национальным, русским. Значит, я правильно поставил себе цель — своими картинами показывать, что мы из себя представляем, как русский народ. Не агитировать, не убеждать, а именно показывать то, что у нас прекрасно, сильно, значительно. Чтобы этим можно было любоваться и гордиться, как я этим любуюсь и горжусь в своей картине «Старые письма» Это традиция, к которой я хотел привлечь внимание. Ведь люди раньше писали дневники, где-то до 60-х годов, сейчас никто уже почти не пишет. Да и письма мы теперь друг другу пишем редко.

Все эти добрые традиции уходят, так же как посещение кладбища, где похоронены родные, поминовение их в день их смерти, день их рождения, день их ангела... Мы теперь храним только то, что нам может пригодиться, что-то утилитарное, полезное. Недавно слышал разговор: раз не пользуешься хотя бы раз в год, выкинь, не жалей. Но все равно ведь вещь что-то несет, какую-то информацию; даже не общаясь с нами, она продолжает жить какой-то своей потаенной жизнью, правда ведь? Выкинешь, и что-то нарушится, чего-то будет не хватать в доме. Я имею в виду реликвии семьи, которые раньше всегда хранились в доме: детский значок, медаль отца, похоронка брата... Наконец, есть тайные вещи у каждого, которые мы никому не показываем, — какие-то письма, сувениры. И все это тоже бережно хранилось. А сейчас чаще, получив письмо, вскоре его выбрасывают. Это тоже становится традицией.

То есть на смену традиции хранить пришла традиция выбрасывать. А о том, что мы выбрасываем с ненужными вещами и бумагами свою память, никто не думает... Картина «Старые письма» и есть такое напоминание... Художник пытается перенести на полотно приметы души народа, русской нации. Может быть, именно художнику по силам сделать то, что не удается философам, до сих пор спорящим на тему: каким общим аршином можно измерить и понять Россию? Картины…входя в каждую, начинаешь всматриваться, обживаться и невольно погружаешься в себя, находя в картине что-то общее с тем, что тебе близко, что в тебе было, что в тебе есть сейчас…Названия картин – темы для размышления…